Армянский коньяк

russia_akcyz_1860_07_2В 1887 году – сто тридцать лет назад – на винодельческом предприятии купца 1 гильдии Николая Таирова (Нерсеса Таиряна), построенном на территории Ереванской крепости, был изготовлен первый армянский… пока еще бренди. На современном по тем меркам заводе, по французским рецептам и технологии – но из армянского винограда, что не позволяло новорожденному напитку официально «прописаться» в узком мире, ограниченном географическими рамками французской провинции Коньяк.

Однако всего через тринадцать лет продукция на тот момент уже бывшего винно-коньячного завода Нерсеса Таиряна получила право называться коньяком. Тем самым маститые французские виноделы признали его выдающиеся достоинства. Добился такой беспрецедентной привилегии новый хозяин завода, Николай Шустов, один из крупнейших алкогольных магнатов Российской империи, выкупивший в 1899 году производство Таиряна.маргар седракян

Другим прародителем армянского коньяка является легендарный Маргар Седракян, который занимался купажированием и созданием новых коньяков. Вся современная линейка «Ереванского коньячного завода» это плод длительной работы великого мастера.

Секрет успешной «карьеры» армянского коньяка – в качестве и характеристиках напитка. Удивительная природа и особенности климата Армении, традиции национального виноградарства и мастерство местных виноделов, даже личность «первопроходца» Нерсеса Таиряна – все сыграло свою роль в развитии и становлении бренда «армянский коньяк».

12718386_956531167748283_4579530205455126600_n

Он рождается в Араратской долине, под жарким солнцем, обжигающим грозди белого винограда. Воскеат, мсхали, чилар, кангун, гарандмак – такими именами зовут его в виноградных садах, некоторым из которых более ста лет. Все эти сорта – автохтонные, армянские, культивируемые здесь тысячелетиями.

IMG_5373_5384-1-stitch-1

Чуть недоспевшие, недобравшие солнца и сахара виноградные кисти снимают в начале осени, когда дни все еще знойные, а ночи – уже холодные. И дальше начинается сплошная алхимия. Потому что несмотря на научность процесса и потактное его изложение в бесчисленных статьях – все равно есть какая-то магия в том, как из золотых ягод рождается закованный в стекло янтарь. Может, причиной тому – красота традиций, некоторая даже ритуальная обрядовость, сопровождающая путь этого напитка.

10632828_272121499647627_9008926586257921159_n

Вот, скажем, бочки, в которых выдерживается коньячный спирт. Словно мало длинного списка тех процессов, которые происходят с жидкостью внутри них, словно недостаточно требований к материалу и возрасту дерева – непременно дуб, непременно взрослый. Красота в том, что этот дуб – еще и местный. Одна земля рождает виноград и дерево. Вековые дубы Армении и Арцаха становятся произведением бондарного искусства, чтобы наполнять коньяк ароматами и танинами.

15073314_1134988243235907_6675017940557360479_n

Одно из самых весомых отличий армянской технологии от французской – использование в производстве коньяка родниковой воды, что не может не отразиться на мягкости армянского напитка. В эту характеристику весомый вклад вносит и климат Араратской долины, а конкретнее – выдерживание коньячных спиртов в условиях существенных перепадов зимних и летних температур.

Традиции армянского коньячного производства, заложенные еще в XIX веке Таиряном и его последователями, пронесенные через советский период и особенно трудные для отрасли 90-е годы прошлого столетия, к счастью, и сегодня поддерживаются на достойном уровне. На том уровне, который позволяет нисколько не удивляться многочисленным поклонникам армянских коньяков в прошлом и настоящем. И сегодня каждый желающий может совершить экскурсию на «Ереванский коньячный завод», где ему покажут весь цикл производства этого легендарного напитка.

yerevan-32

Армянский коньяк вдохновляет художников, поэтов, философов. Он стал частью образа Армении – солнечной и гостеприимной. Он стал частью мировой культуры и истории. Армянский коньяк объединяет неофитов, знатоков и искушенных коллекционеров.

Армянский коньяк – это мастерство, разлитое по бутылкам. Это вкус победы над временем.